Как 7 известных исторических личностей справлялись с депрессией

Как 7 известных исторических личностей справлялись с депрессией

Что общего у Авраама Линкольна, Зигмунда Фрейда, Франца Кафки и Будды? Согласно их биографам, все они страдали от жестокой депрессии. И каждый смог найти свое личное противоядие – которое помогало им преодолеть свою депрессию и трансформировать ее в нечто гораздо более полезное.

 

1. Авраам Линкольн (1809 -1865)

В книге «Меланхолия Линкольна: Как Депрессия бросила вызов президенту и стала топливом для Его величия», биограф Джошуа Вольф Шенк сообщает, что Линкольн пережил два крупных депрессивных срыва в 26 лет и в 31 год.

В это время он высказывал разные суицидальные мысли, которые так напугали его друзей, чтобы им пришлось организовать дежурства, чтобы присматривать за ним.

Когда ему было 32, Линкольн написал: «сейчас я самый несчастный из всех живущих людей на земле». Давний партнер Линкольна по адвокатуре Уильям Херндон так сказал о нем: «Мрачность и печаль были его преобладающим состоянием», и «Его тоска буквально сочилась с него, когда он шел». Еще один друг Линкольна писал: «Линкольн сказал мне, что часто думал о самоубийстве».

Противоядия Линкольна: Авраам Линкольн, как и другие известные люди, страдавшие от депрессии, такие, как Уинстон Черчилль и Марк Твен, в качестве противоядия от депрессии использовал юмор.

Чтобы поднять себе настроение, Линкольн рассказывал анекдоты и смешные истории. Линкольн говорил: «Если бы не было этих рассказов-анекдотов-шуток, я бы умер. Они помогали мне проветрить мое настроение и мрачность.

Шенк пришел к выводу, что «Юмор давал Линкольну защиту от его психических бурь. Это отвлекало его, и приносило ему облегчение и удовольствие. Юмор также помогал Линкольну общаться с людьми.

Также Шенк обнаружил, что Линкольн использовал и другие мощные противоядия против депрессии в дополнение к юмору: это и его любовь к поэзии, и сильная вера, что его жизнь имеет важную цель.

Юмор и хорошие истории очень помогали Аврааму Линкольну. Попробуйте —  они и вам помогут.

 

2. Джорджия О’Киф (1887-1986)

Художница Джорджия О’Киф пережила значительные периоды депрессии в своей жизни, пишут ее биографы Роксана Робинсон («Джорджия О’Киф: Жизнь») и Хантер Дроходжовски-Флип («Полное цветение: Искусство и жизнь Джорджии О’Киф»).

В возрасте 46 лет, О’Киф была доставлена в больницу Нью-Йорка  с симптомами  тревоги и депрессии – плачем, отказом от еды и сна. Этот срыв был связан со стрессом от незавершенной фрески в Радио-сити-мьюзик-холл Нью-Йорка.

Но биографы считают, что причинами были также страх неудачи перед публикой и ее бунт против ее мужа, известного фотографа Альфреда Штиглица. Он был настоящий контрол-фрик, был на 23 года старше, чем О’Киф, и имел любовницу почти на двадцать лет моложе О’Киф.

Противоядия О’Киф: биографы О’Киф не сообщают о каких-либо серьезных улучшениях после госпитализации.

Вместо этого важной частью ее восстановления стали путешествия. Сначала на Бермуды, а затем в Лейк-Джордж штата Нью-Йорк, где она много отдыхала и  высыпалась. Позже она отправилась в Мэн и на Гавайи. О’Киф возобновила свои летние поездки в Нью-Мексико, и биограф Роксана Робинсон заключает: «Тепло, истома и одиночество было именно тем, что необходимо для Джорджии».

Кроме путешествий, другим  противоядием О’Киф стали ее отношения с поэтом и романистом Жаном Тумером. В конечном счете, О’Киф переехала в Нью-Мексико и начала новую жизнь, и ее искусство было ее наилучшим долговременным противоядием от депрессии.

Рецепт О’Киф – путешествия и новые отношения. Отличный рецепт, да.

 

3. Уильям Джеймс (1842-1910)

У одного из величайших психологов и философов Америки Уильяма Джеймса были периоды депрессии, когда он подумывал о самоубийстве в течение нескольких месяцев подряд.

Джон МакДермотт, редактор полного собрания сочинений Джеймса, сообщает: «Джеймс провел большую часть жизни, рационализируя свое решение не совершать самоубийства».

В книге «Мысли и характер Уильяма Джеймса», классический биографии Ральфа Бартона Перри о своем учителе, в главе «Депрессия и восстановление», мы узнаем, что в 27 лет Джеймс прошел через период, который Перри описывает как «отсутствие воли к жизни… личный кризис, который может быть преодолен только новым философским  пониманием».

Противоядия Джеймса:

Новое понимание Джеймсом его личной депрессии также способствовало его психологическим трудам о его философии прагматизма, когда Джеймс пришел к своему прагматичному «Верю в веру».

Он продолжал утверждать, что хотя не может выбрать верить во что угодно (например, невозможно поверить, что 2 + 2 = 5, например).

Но он пришел к выводу, что существует примеры человеческого опыта, в котором возможно выбрать убеждения.

Он понял, что, «Вера в факт – может помочь создать этот факт«. Так, например, убеждение, что человек может сделать что-то важное, помогает удержать его от самоубийства в период глубокого отчаяния. И будучи живым, он действительно может сделать что-то важное.

Джеймс, в конечном счете, расстался с мыслями о самоубийстве, и оставался трезвым мыслителем, но также пришел к «убеждению в мою индивидуальную реальность и творческую силу» и разработал веру, что «Жизнь должна быть построена на действии, страдании и творчестве».

Рецепт Уильяма Джеймса: надо правильно выбрать себе убеждения – и действовать соответственно.

 

4. Зигмунд Фрейд (1856-1939)

«На протяжении многих лет он страдал от депрессии и периодической усталости или апатии, невротических симптомов, в том числе приступов тревоги», – написано в «Жизни и Работе Зигмунда Фрейда», от Эрнеста Джонса, одного из учеников основателя психоанализа.

Сначала Фрейд пытался справиться со своей депрессией с помощью кокаина.

Когда ему было 28, Фрейд сказал: «В моем последней тяжелой депрессии, я снова принял коки и небольшая доза просто вознесла меня к вершинам… Я принимаю очень небольшую дозу регулярно против депрессии и расстройства желудка, и с самыми блестящими результатами».

В конечном счете лечение депрессии кокаином стало для Фрейда ужасной ошибкой.  После возникновения этой зависимости, Фрейд понял опасность кокаина.

Противоядие Фрейда: В то время как длительный самоанализ бывает довольно эффективным лечением, также можно увидеть, что мощным антидотом против депрессии стало и признание само по себе.

В раннем возрасте Фрейд очень хотел славы и признания. Позже, благодаря своим работам по психоанализу, сновидениям и сексуальности, Фрейд получил всемирное признание и возглавил интеллектуальное сообщество, в котором стал лидером.

Признание и сообщество стало мощным противоядием для многих известных больных, в том числе математика Джона Нэша, который прославился благодаря книге и фильму «Игры Разума» (и также заслуженной Нобелевской Премии за Теорию Игр).

Рецепт Фрейда: Слава и признание – отличные лекарства от депрессии.

 

5. Генерал Уильям Шерман (1820-1891)

В начале гражданской войны, генерал добровольческой армии США Уильям Шерман был ответственен за штат Кентукки, и он чрезвычайно пессимистично оценивал перспективы, жаловался начальству на дефицит, и в прессе появились несколько негативных статей о нем.

Шерман настаивал, чтобы его освободили от службы, и месяц спустя его отправил в отпуск начальник, который считал его непригодным к дальнейшей службе.

Шерман вернулся домой, чтобы восстановиться, и его жена Эллен пожаловалась своему брату (сенатору Джону Шерману), что у мужа «безумная меланхолия, к которой склонна вся ваша семья«.

Сам Шерман писал впоследствии, что переживания по поводу командования «сломали его», и он хотел покончить жизнь самоубийством.

Противоядия Шермана: При поддержке влиятельных членов семьи, Шерман вернулся к командованию под руководством Улисса Гранта.

В битве при Шайло в 1862 году, неожиданное нападении Армии Конфедерации застало большинство союзных командиров врасплох. Шерман, обеспокоенный тем, что, если он примет слишком большие меры предосторожности, то его опять назовут сумасшедшим, также оказался неподготовленным.

Но тем не менее, он смог собрать войска и организовал боевое отступление, которое помогло предотвратить разгром Союза. На второй день битвы Шерман провел успешную контратаку союзных войск.

В те дни Шерман был дважды ранен, и три лошади под ним были застрелены. В итоге, он стал героем Союзной Армии.

Шерман писал в своих мемуарах: «Перед битвой при Шайло, я был раздавлен простым утверждением в газете, что я ‘сумасшедший’. Но одна битва дала мне новую жизнь, и теперь я был в хорошем настроении».

Депрессия Шермана была побеждена сначала благодаря поддержке и доверию других, а потом случайными внешними событиями, его собственной храбростью, и признанием.

Рецепт Уильяма Шермана: поддержка родственников и друзей, а потом хорошо сделать свою работу. Стать национальным героем, опять же, тоже помогает.

И да, в честь кого попало танк не назовут. Он был очень крут, этот генерал Шерман.

 

6. Франц Кафка (1883-1924)

«В целом признано, что Кафка страдал от клинической депрессии и социальной тревожности всю свою жизнь», — пишет о чешском писателе исследователь Мауро Нерви.

Кафку оскорблял его деспотичный отец, но он жил в его доме значительную часть жизни. Пожизненный ипохондрик, страхи Кафки стали реальностью, когда в возрасте 34 лет ему поставили диагноз туберкулеза.

Вскоре после этого, согласно Нерви, Кафка впал в легкую депрессию и разорвал свою  вторую помолвку с Фелицией Бауэр, которая спустя два года вышла замуж за другого. Нерви пишет: «Она любила Кафку, но больше не могла терпеть его депрессий и маниакальных эпизодов».

Противоядия Кафки: отец Франца Кафки считал, что состояние его сына улучшилось после того, как он получил диплом юриста и некоторое время работал в страховой компании.

Эта работа, конечно, дала Кафке материал для его романов об абсурде и ужасах бюрократии, и его тексты были важным  значительным противоядием для его депрессии. Физические упражнения также были важным антидотом, и Нерви пишет, что Кафка был «опытным пловцом, наслаждался походами в горы, и был талантливым наездником».

На протяжении всей своей взрослой жизни, Кафка часто общался, а также отдыхал со своими тремя младшими сестрами, которые были ему большой поддержкой. Ближе к концу своей жизни, Кафка нашел новую спутницу, Дору Димант и Нерви считает, что это любовные отношения были очень полезны для его психического здоровья.

Рецепт Франца Кафки: писать про бюрократические нелепости, ходить в горы и кататься на лошадях, и побольше общаться с младшими сестрами. Нет трех сестер? Тогда больше общайтесь с хорошими друзьями.

 

7. Сиддхартха Гаутама / Будда (563 г. до н.э. — 483 до н.э.)

Прежде чем стать Буддой, он был Сиддхартха Гаутама.

Согласно традиционной биографии, Гаутама родился в королевской семье. Его отец хотел защитить сына от знаний о человеческом страдании – и для этого убрал из дворца всех больных, престарелых и других страдальцев.

Что мальчик не увидит – то и не побеспокоит его. Но надолго ж такое не спрячешь!

Позже Сиддхартха говорил, что когда он увидел старика, и больного, и разлагающийся труп, и другие страдания – он был очень, очень глубоко подавлен всем этим.

И в возрасте 29 лет Гаутама начал свое путешествие, чтобы узнать — как преодолеть страдания и отчаяние. Его духовное путешествие заняло шесть лет, в течение которых он отверг популярные «лекарства» тех дней, которые включали аскетизм, отказ от излишеств и умерщвления плоти.

Противоядия Сиддхартхи: В возрасте 35 лет после 49 дней медитации под деревом Бодхи, он достиг Просветления и стал известен как Будда, «Пробужденный».

Именно тогда и родилось одно из величайших противоядий мира к страданиям депрессии. Буддизм начинается с понимания истины о страдании.

В частности, Четыре Благородные Истины буддизма в том, что:

  1. страдание — неотъемлемая часть существования;
  2. страдания вызывают привязанности и пристрастия, и наше незнание об этом;
  3. мы можем уменьшить страдания, отпуская привязанности и влечения;
  4. это можно сделать, следуя Благородным Восьмеричным Путем — правильного понимания, мысли, речи, действий, средств существования, усилий, внимательности и концентрации.

Остальные 45 лет своей жизни, Будда путешествовал и преподавал. Сострадание и правда о страданиях стали его основными противоядиями к депрессии и отчаянию –противоядиями для него самого и для других.

Рецепт Будды: Благородный Восьмеричный Путь – отпустить привязанности и влечения. Ну, сами понимаете, это лекарство не для каждого. Но для некоторых оно работает.

 

Необходимая капля дегтя:

Довольно неразумно романтизировать все страдания от депрессии, и пользоваться только нелекарственными решениями.

Некоторые из величайших злодеев в истории также страдали от депрессии и тоже находили свои ужасные немедицинского противоядия.

Йозеф Геббельс, министр пропаганды Гитлера, писал в 26 лет, «Я так подавлен… Иногда мне страшно вставать утро из постели. Мне незачем это делать».

И Геббельс нашел свое противоядие – он влюбился в Адольфа Гитлера, и справился с депрессией, и последовал за ним. До конца. До самого-самого конца. Когда Гитлер покончил жизнь самоубийством, также поступил и Геббельс. Сначала он убил своих шестерых детей, а потом  он и его жена тоже покончили с собой и он.

Лучше бы он вообще не вылезал из постели, ага.
Плохой, плохой рецепт от Йозефа Геббельса – последовать за тираном. Это плохо кончается.

 

К счастью, были и нормальные люди, чьи методы борьбы с депрессией шли на пользу и им, и всему человечеству. В их числе Марк Твен и Джоан Роулинг, Чарльз Диккенс и Уинстон Черчилль.

Их противоядия включают юмор, стихи и прочие творческие радости; найти цель и смысл жизни; работа, физические упражнения, эмоциональная близость, любовные отношения; сострадание, мужество, друзья и поддержка семьи и общины; отдых и путешествия, признание, трансформирующие идеи и мудрость.

 

Источник: How 7 Historic Figures Crushed by Depression Eased Their Suffering

_

Понравился пост?

Подписывайтесь на обновления нашего блога,
и не пропустите самое интересное.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*